История, от которой на глаза наворачиваются слезы.

46_result-1

Когда я вернулся домой в тот вечер, моя жена накрывала на стол. Я взял ее за руку и сказал, что нам нужно поговорить. Она села и начала спокойно ужинать. И снова я увидел боль в ее глазах.

Вдруг я понял, что не могу ничего сказать. Но я должен был сделать это. Я хотел развестись. Я спокойно поднял эту тему. Казалось, что она совершенно не разозлилась. Она только спросила меня мягко: «Почему?».

Я не ответил. И это ее разозлило. Она вдруг начала кричать, что я не мужчина. В тот вечер мы больше не разговаривали. Она плакала. Я знал, что ей хотелось узнать, что случилось с нашим браком. Но мне было сложно признаться, что мое сердце теперь принадлежит другой — Джейн. Что я больше не люблю ее. Я просто ее жалел.

С глубоким чувством вины я составил документы на развод, в которых говорилось, что ей останется наш дом, машина и 30% акций моей компании. Она прочитала его, а потом порвала на куски. Женщина, с которой мы прожили 10 лет, стала мне чужой. Мне было жаль, что она потратила на меня так много времени, но я не мог забрать свои слова обратно – я любил другую. Наконец она заплакала. Этого я и ожидал. Для меня ее слезы были своего рода освобождением. Мысль о разводе, которой я был одержим последние несколько недель, становилась яснее и определеннее.

На следующий день я вернулся домой поздно, и застал ее пишущей что-то за столом. Я не ужинал и пошел сразу спать, потому что сильно устал после насыщенного дня с другой. Когда я проснулся, она все еще сидела за столом и писала. Но мне было все равно, так что я перевернулся на другой бок и снова уснул.

А утром она познакомила меня со своими условиями развода. От меня ничего не требовалось, лишь отложить развод на месяц. Она попросила меня попробовать пожить этот месяц нормальной жизнью, приложить для этого все усилия. Причина была простой: у нашего сына начинались экзамены, и она не хотела, чтобы он расстраивался из-за нашего разрыва.

Это меня устраивало. Но было еще одно условие: я должен был каждый день на протяжении этого месяца выносить ее на руках из комнаты до порога, как в день нашей свадьбы. Я подумал, что она сходит с ума. Но чтобы не портить отношения в наши последние дни вместе, я принял это странное требование.

Я рассказал Джейн об условиях развода, которые поставила моя жена. Она рассмеялась и пренебрежительно сказала, что это абсурд. А еще, что несмотря на то, что моя жена задумала, ей придется смириться с неизбежным.

У нас с женой не было никаких телесных контактов с тех пор, как я попросил о разводе. Поэтому в первый день, когда я нес ее на руках, это выглядело неуклюже. Наш сын стоял сзади и хлопал, радуясь тому, как папа несет маму. Его слова ранили меня. Но жена тихо сказала: «Не говори сыну о разводе». Я кивнул, немного расстроившись. Я опустил ее на землю за входной дверью, и она пошла на работу. Я тоже поехал в офис.

На второй день нам обоим было легче. Она крепко держала меня. Я чувствовал запах ее духов. Я понял, что уже очень долго не присматривался к этой женщине. И я понял, что она уже не молода. Мелкие морщинки на лице, седые волосы… Наш брак наложил на нее отпечаток.

На четвертый день, когда я взял ее на руки, я почувствовал, как близость возвращается. Эта женщина подарила мне 10 лет своей жизни. На 5 и 6 день я снова ощутил, как чувство близости становится все сильнее.

Я не рассказывал об этом Джейн. Так незаметно почти пролетел месяц. Возможно, ежедневные тренировки сделали меня сильнее.

И вот однажды утром она искала, что же ей надеть. Она перемерила большое количество платьев, но так и не могла найти то, которое бы хорошо на ней сидело.

Она вздохнула и сказала, что все платья стали ей велики. И я вдруг понял, как сильно она похудела. Наверное, поэтому мне было так легко носить ее на руках. Меня поразила мысль: «Сколько же горечи и боли в ней скрыто!». Непроизвольно я потянул руку и погладил ее по голове.

НАЖМИТЕ НА СТРЕЛКУ НИЖЕ, чтобы читать далее

Загрузка...